Немецкий романтизм

Немецкий романтизм

! Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед. Пока друзья храпели беззаботно, Я бодрствовал, глаза вперив во мрак. В иные дни прилег бы сам охотно, Но спать не мог под храп лихих вояк. Порой от страха сердце холодело Ничто не страшно только дураку! Ружье в руке, всегда на страже ухо - Кто б ни был враг, ему один конец! Вогнал я многим в мерзостное брюхо Мой раскалённый, мстительный свинец. И враг стрелял порою Без промаха - забыл я ранам счет. Мое слабеет тело, Один упал, другой сменил бойца Но не сдаюсь, еще оружье цело И только жизнь иссякла до конца.

(Гейне/Михайлов)

Я не ждал ни славы, ни побед, Пока друзья храпели беззаботно. Я бодрствовал, глаза вперив во мрак, В иные дни прилег бы сам еще Я не ждал ни славы, ни побед, Пока друзья храпели беззаботно. Я бодрствовал, глаза вперив во мрак, В иные дни прилег бы сам охотно, Но спать не мог под храп лихих вояк. Порой от страха сердце холодело Порой от страха сердце холодело, Ничто не страшно только дураку.

Для бодрости высвистывал я смело Сатиры злой звенящую строку.

с ее сердцем все так же никто не знаком. Чернобровый . Порой от страха сердце холодело. Ничто не Генрих Гейне. в.

Всегда венчал народ мой похвалами Мои стихи. В сердцах рождая пламя, Огнем веселья песнь моя текла. Цветет мой август, осень не пришла, Но жатву снял я: Покинуть мир с его дарами, Покинуть все, чем эта жизнь мила! Ей не поднять бокала золотого, Откуда прежде пил я своевольно. О, как страшна, как мерзостна могила!

Как сладостен уют гнезда земного!

От беса — то, что манит выше! Мир воротился в отчий дом, Как ласточка под сень знакомой крыши. Все спит в лесу и на реке, Залитой лунными лучами. Выстрел вдалеке, — Быть может, друг расстрелян палачами! Быть может, одолевший враг Всадил безумцу пулю в тело. Вновь треск… Не в честь ли Гете пир?

Порой отстраха сердце холодело. (Ничто не страшно только дураку!) Г. Гейне Изображать страх Бенцу было не нужно. Загорелое лицо и без того.

От боли веселый мой нрав зачах, Ведь я уже меланхолик! Кончай эти шутки, не то из меня Получится католик! Тогда я вой подниму до небес По обычаю добрых папистов. Не допусти, чтоб так погиб Умнейший из юмористов! Мой день был ясен, ночь моя светла, Всегда венчал народ мой похвалами Мои стихи. В сердцах рождая пламя, Огнем веселья песнь моя текла.

Цветет мой август, осень не пришла, Но жатву снял я, — хлеб лежит скирдами. Покинуть мир с его дарами, Покинуть все, чем эта жизнь мила! Ей не поднять бокала золотого, Откуда прежде пил я своевольно. О, как страшна, как мерзостна могила Как сладостен уют гнезда земного! И как расстаться горестно и больно!

Зарубежная литература

На гордом челе этой Песни печать Божественного свершенья. Господь, я славлю гений твой И все его причуды, В сравненье с тобою, небесный поэт, Мы жалкие виршеблуды. Любовь земная и небесная И в жизни Гейне на смену несчастной любви пришла любовь счастливая.

Слова: Г.Гейне. Музыка: А.Блох . Раз он позднею порой,. Весь в поту, от страха бледный, .. Порой от страха сердце холодело. (Ничто не страшно.

Все хорошие философы хороши по-разному, все плохие — плохи одинаково. Гейне один из тех, кто не только покорил свое время , но и вторгся глубоко в будущее, став спутником духовной жизни человечества. О нем можно сказать, что ни до, ни после него не было поэта-философа, сходного с ним, хотя у него были и предки и потомки.

Вместе с тем этой романтической, хотя и далеко не безобидной, книгой он, к удовольствию ее либеральных поклонников, ревнителей общественного спокойствия, не вызвал бы против себя Столетней войны, отголоски которой слышны еще сегодня. В этой ожесточенной войне кондотьеров реакции и мракобесия, вроде Меттерниха и Геббельса, с кинжалом в одной руке и факелом в другой, всегда окружали сонмы вооруженных перьями подручных.

Сверкать я молнией умею, Так вы решили: Я владею И громовержца языком. И только нужный час настанет,- Я должен вас предостеречь:

Антология одного стихотворения: ГЕНРИХ ГЕЙНЕ « »

. ! Було не сплю та зброю все готую. Так чатував я невсипуще й збройно. Рудники надломили его и без того не очень крепкое здоровье.

Генрих Гейне. Стихи"Странствуй!" Когда тебя Желал блаженств, блаженств безмерных сердцу, Порой от страха сердце холодело.

Гициг, — То есть Ициг с буквой Г. Поразмыслив, Лишь друзьям шепнув, что горний В Гициге сидит святой.

Стихотворения. Поэмы. Проза

Мне известно, что Вы русский разведчик. Мне нужно знать все, что знаете Вы. Мне запретили Вас трогать. В кресле сидит Ваш соплеменник, простой солдат. Он не рад, что Вы провалились.

Стихотворением Enfant Perdu Генрих Гейне заканчивает свой цикл Ламентации (Lamentationen) в книге Порой от страха сердце холодело.

И поэт сдержал свое слово. Он стал мастером сатиры. А роза — в кого влюблена она? О ком вспоминает с тоской? О трелях сладостных соловья? Я тоже влюблён, но кто владеет любовью моей? С года Гейне живет в Париже. На родине его произведения были запрещены, а ему самому угрожал арест. Душой и мыслями он был в Германии. Тебя, Германию родную, Почти в слезах мечта зовёт!

Я в резвой Франции тоскую, Мне в тягость ветреный народ. Как и Байрон, Гейне приветствовал революционные и национально-освободительные движения народов Европы.

Ироничный романтик Генрих Гейне. (1797 – 1856 г.г.)

От беса - то, что манит выше! Мир воротился в отчий дом, Как ласточка под сень знакомой крыши. Все спит в лесу и на реке, Залитой лунными лучами. Выстрел вдалеке, - Быть может, друг расстрелян палачами! Быть может, одолевший враг Всадил безумцу пулю в тело.

Много лет спустя великий немецкий поэт Генрих Гейне вспомнит тот день в Дюссельдорфском парке. . Порой от страха сердце холодело (Ничто не.

И нет на свете звуков Роднее этих, знай! И скальд выступает на царскую речь, Под мышкою арфа, на поясе меч. Тобою, могучий, забыта она? Ты сам ее в лесе дремучем сложил, Та песня: Есть песня другая, ужасна она; И мною под бурей ночной сложена: Пою ее ранней и поздней порой, И песня та: Жуковского Когда-то гордый замок стоял в одном краю, От моря и до моря простер он власть свою. Вкруг стен зеленой кущей сады манили взор, Внутри фонтаны ткали свой радужный узор.

И в замке том воздвигнул один король свой трон. Он был угрюм и бледен, хоть славен и силён. Он мыслил только кровью, повелевал мечом, Предписывал насильем и говорил бичом. Но два певца явились однажды в замок тот — Один кудрями тёмен, другой седобород.

Рыцарь свободы (о Генрихе Гейне)

Под небесами Нежнее слова, лучше слова нет! Пускай моря и горы между нами, Ты для меня все та же в смене лет. И я, носимый ветром и волнами, Прошу не слез, а нежности в ответ. Два мира мне оставлены судьбою:

Да страх. Да храброе сердечко. Таков портрет тогдашний мой. Свет еле А порой — только с яростным сердцем. От нее холодели пальцы. язык Лермонтов (баллада «Воздушный корабль»), и Генрих Гейне из порабо .

Да, гнев поэта страшен. Но еще страшнее насмешка. Я слышал от негров, что если на льва Хандра нападет — заболит голова, — Он должен мартышку сожрать без остатка. Я, правда, не лев, не помазан на царство, Но я в негритянское верю лекарство, Я написал эти несколько строф — И, видите, снова бодр и здоров. Бой сатирической строкой против гнусностей для Гейне отнюдь не бесшабашен.

Как часовой на рубеже свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет.

Barney"s Version


Comments are closed.

Жизнь без страха не только возможна, а полностью доступна! Узнай как избавиться от страхов, кликни здесь!